«Бунге Украина». На продвижение бренда «Олейна» компания тратит 3 миллиона долларов в год

07 марта 2008, 12:44
Управляющий директор «Бунге Украина» Дмитрий Горшунов: ”Мы практически не используем кредиты украинских финучреждений”
Управляющий директор «Бунге Украина», говорит что на продвижение бренда «Олейна» компания тратит 3 миллиона долларов в год.

– На днях Антимонопольный комитет принял очень резонансное решение. Вашу компанию и еще одного оператора рынка (компанию «Кернел») оштрафовали на 60 миллионов гривен каждого. Причина — повышение цен на подсолнечное масло в августе прошло года. Почему изначально предполагалось, что штраф составит 140 тысяч гривен, а в результате он вырос в десятки раз?

– У нас сложилось впечатление, что Антимонопольный комитет даже не собирался принимать во внимание наши аргументы. Согласиться с данным решением по сути мы не могли, так как все повышения оптово-отпускных цен, которые предпринимала «Бунге Украина» (ДП «Сантрейд»), были обоснованы и диктовались рыночной конъюнктурой. Юридические же аргументы специалистов АМКУ нам до сих пор не известны, так как мы не располагаем текстом решения АМКУ.

– Компания уже оспорила в суде действия комитета?

– На данный момент нам не предоставили текст соответствующего решения, поэтому мы не можем оценить его правовую обоснованность. Однако, если в своем решении АМКУ ограничится теми же аргументами, которые были представлены на заседании, мы будем оспаривать его суде.

– По-вашему, как быстро вопрос может быть решен? И каковы могут быть последствия?

– Мы не готовы делать какие-то точные прогнозы. Относительно последствий, считаем необходимым заметить следующее. На данный момент наблюдается уход с украинского потребительского рынка ряда малых производителей. Причина — высокая стоимость сырья и низкий уровень розничных цен, что делает невыгодным производство продукции для внутреннего рынка. Таким образом, если бы наша компания и другие крупные игроки искусственно удерживали низкий уровень цен, как того требует АМКУ, вместо стимулирования развития конкуренции, АМКУ добился бы монополизации рынка и почти полного вытеснения мелких игроков.

– По итогам 2006 года задолженность государства по НДС перед зернотрейдерами составила 500 миллионов гривен. Из них около 150 миллионов — долг перед «Бунге». Сколько денег задолжало вам государство в 2007 году?

– По итогам прошлого года сумма возвратов была относительно незначительной. Однако с приходом нового правительства после долгого перерыва была произведена одна выплата и дано обещание погасить задолженность полностью до конца февраля. На сегодняшний день задолженность перед «Бунге» по возмещению НДС составляет 423,5 тысячи гривен. И новых выплат, несмотря на данные обещания, пока не проводилось.

– Сколько составили инвестиции в Украину с момента прихода «Бунге» в страну?

– Общий объем инвестиций уже превысил 170 миллионов долларов, и мы продолжаем искать новые возможности для расширения бизнеса в Украине. При этом реализация инвестиционных планов компании существенным образом зависит от того, как будут решены вопросы возврата НДС, госрегулирования рынка зерновых и подсолнечного масла.

– Берете ли вы кредиты на развитие в украинских банках или инвестиции полностью поступают из материнской компании?

– Мы практически не используем кредиты украинских финучреждений. В основном это внутрикорпоративные займы.

– Планирует ли компания покупать земли для расширения производственных мощностей?

– Пока покупка земель сельскохозяйственного назначения невозможна, хотя интерес к этому виду деятельности у иностранного инвестора велик. Не исключаю, что в будущем мы будем участвовать в проектах по выращиванию сельскохозяйственных культур в Украине.

– В прошлом году вы обращались с письмом к премьер-министру с просьбой помочь предотвратить рейдерскую атаку на Днепропетровский маслоэкстракционный завод (ТМ «Олейна»), 94% акций которого принадлежат вам. Чем закончилось рассмотрение вопроса?

– Мы благодарны правительству за то, что оно обратило внимание на эту проблему. Ситуация вокруг завода стала предметом рассмотрения межведомственной комиссии по противодействию противоправным захватам и поглощениям предприятий. Было установлено наличие признаков подготовки рейдерского захвата предприятия и даны соответствующие поручения правоохранительным органам. В течение последних 6-9 месяцев рейдеры нас больше не беспокоили.

– Группа компаний «Приват», которую обвиняли в попытке рейдерства, подавала иск в суд с несогласием с представленными финансовыми показателями «Бунге». Была ли проведена проверка?

– Вы, видимо, имеете в виду ситуацию, когда в ходе одного из судебных разбирательств гражданин Юрий Пушкарюк заявил, что в 2006 году предприятие не провело аудит финансово-хозяйственной деятельности, что якобы нарушило его интересы как акционера общества. Мы показали, что эта информация не соответствует действительности, что в частности, подтверждается аудиторским заключением Deloitte and Touche Ukrainian Services Company за 2006 год.

– Вы продали контрольный пакет акций (72,7%) Фисаковского хлебоприемного предприятия «Привату». Правда, что главным условием этой сделки было то, что эта группа не будет претендовать на акции Днепропетровского завода?

– На самом деле причины продажи этого элеватора — сугубо экономические. Как известно, «Бунге» унаследовало его от приобретенной в 2002 году компании «Сереол». Вскоре мы увидели, что техническое состояние и местоположение предприятия делает его дальнейшее использование коммерчески неэффективным в нашей компании. Покупателем названого пакета акций стала структура, предложившая наибольшую цену.

– Недавно правительство распределило квоты между зернотрейдерами по экспорту зерна за границу. Сколько было разрешено вывести за границу вашей компании и сколько вы планировали вывезти изначально? Вы удовлетворенны квотой?

– Мы пока не получили тех объемов, которые бы хотели получить. Нам выделили экспортные квоты в размере 60 тысяч тонн ячменя и немногим менее 13 тысяч тонн пшеницы, в то время как мы подавали заявки на 180 и 20 тысяч тонн соответственно. Мы уверены, что экспортный потенциал страны далеко не исчерпан, оставшиеся в стране запасы зерновых превышают внутренние потребности. Надеемся, что в ближайшее время правительство выделит новые квоты в дополнение к уже имеющимся.

– В этом году может быть экспортировано лишь немного более 1 миллиона тонн зерна. Почему правительством была определена именно эта цифра, ведь зернотрейдеры подали заявку на вывоз около 3 миллионов тонн и президент поддержал ее?

– Зерновой баланс по нашим подсчетам позволяет в этом году безболезненно экспортировать 4 миллиона тонн, на данный момент распределено лишь 1,2 миллиона тонн. Мы рассчитываем, что правительство разрешит экспорт оставшихся 3 миллионов тонн, так как это не повлияет на продовольственную безопасность страны.

– По какому принципу распределяется квота?

– При выделении квот учитывается объем зерновых, который компания экспортировала в течение последних лет, а также подтвержденные запасами заявки на экспорт зерна в этом году. При этом 80% квот распределили между старыми игроками, а 20% — между операторами рынка, появившимися в нынешнем году.

– Зерно было разрешено вывезти 44 зернотрейдерам. Сколько всего трейдеров подавали заявления на экспорт зерна?

– Насколько мне известно, все компании, которые подали декларации и сумели подтвердить наличие зерна у себя на складах, получили право на экспорт зерновых.

Из-за мер по регулированию экспорта, действовавших на протяжении последних лет, число зернотрейдеров экспортеров с каждым годом сокращается. Мало кто обладает возможностями финансировать хранение товара на складе с лета по весну. Как следствие, мелкие и средние предприятия не выдерживают конкуренции.

– Если все же квоты вам не увеличат, то что будет с вашим зерном, которое хранится на складах?

– Мы попытаемся реализовать урожай в следующем году, ведь зерно может храниться на складе до 2-3 лет.

– Сколько тонн зерна в этом году ваша компания намерена экспортировать за границу?

– В календарном году — около 2 миллионов тонн.

– Можете назвать цену, по которой реализовывалось наше зерно за границей в прошлом году. Какая цена будет в 2008 году?

– Существенного падения цен мы пока не прогнозируем, по итогам прошлого года цена на продовольственную пшеницу достигла уровня 380 долларов за тонну, фуражную и ячмень — 300 (на условиях поставки FOB).

– Намерены ли вы сотрудничать с Аграрным фондом, который предлагает скупить продукцию зернотрейдеров?

– Все зависит от цены, которую фонд готов нам платить и сроков платежа, а также нашего прогноза развития рынка и изменения цен. Предложенные в этом году условия нас не устроили. Хотя некоторые компании продавали свое зерно фонду.

– Не кажется ли вам, что власти намеренно затягивают выдачу разрешений на экспорт зерна, чтобы зернотрейдеры продавали его по меньшей цене Аграрному фонду?

– Целью любого квотирования экспорта является стабилизация ситуации на внутреннем рынке. В свою очередь, реализовывать зерно внутри страны были вынуждены в основном средние, малые компании и сельхозтоваропроизводители, которые были не в силах долго хранить товар, финансировать склад.

– В прошлом году после роста цен на подсолнечное масло правительство хотело ввести запрет на его экспорт. Почему он так и не был введен?

– Как такового запрета нам не обещали, были обещаны меры по регулированию экспорта. Украинская маслоэкстракционная промышленность является экспортно-ориентированной — из ежегодно производимых приблизительно 2 миллионов тонн масла-сырца внутри страны потребляется лишь 500 тысяч тонн, все остальное поставляется за рубеж. Таким образом, запрет экспорта неизбежно привел бы к остановке большой части украинских перерабатывающих мощностей.

Хочу заметить, что площадь посевов подсолнечника уже сокращается, так как такие культуры, как кукуруза и рапс, дают фермеру значительно больший доход.

– Какая часть подсолнечного масла у вас идет на экспорт?

– Все зависит от сезона, в среднем пока 50 на 50%. В ближайшее время вступит в строй наш новый завод в Воронеже, и объемы, ранее экспортировавшиеся в Россию (а это львиная доля нашего экспорта), пойдут в Украину.

– Стоит ли ожидать роста цены на масло?

– Существенного изменения международных цен ожидать не стоит. Сейчас масло-сырец стоит 1700 долларов за тонну. После сбора нового урожая, возможно, произойдет снижение.

В то же время уровень внутренних цен на бутылированное масло имеет значительный потенциал роста. Это связано с тем, что в этом сезоне продавать сырое масло на экспорт было значительно выгоднее, чем бутылированное в Украине. Соответственно, торговля рафинированным маслом не должна быть менее выгодной, чем экспорт сырца, поскольку это один рынок.

– Какова доля ТМ «Олейна» на рынке?

– Сейчас говорить о рыночной доле практически бессмысленно. Объемы продаж определяются не силой бренда или предпочтениями потребителей, а тем, сколько производитель готов поставить масла на рынок. В результате формально рассчитанная рыночная доля может существенно изменяться от поставки к поставке.

– Во сколько обходится реклама этого бренда?

– Наш бюджет продвижения бутылированного подсолнечного масла превышает 3 миллиона долларов.

– Насколько за год повысилась отпускная цена на «Олейну»?

– Стоимость масла «Олейна» увеличилась не так, как нам бы того хотелось. Сейчас 2,4 килограмма семечек, которых хватает на производство 1 литра подсолнечного масла, стоят 10,28 гривни, год назад они стоили около 2,8 гривни. За это же время базовая отпускная цена литровой бутылки масла возросла примерно на 5,4 гривни.

Осенью и зимой 2007 года мы дотировали потребителя за счет снижения уровня рентабельности производства при продаже каждой бутылки масла «Олейна» примерно на 1,7 гривни.

– Какова рентабельность производства масла-сырца и рафинированного масла в бутылках?

– На сегодня рентабельность продаж масла-сырца на экспорт составляет около 50%, а рентабельность производства бутылированного масла для украинского рынка не превышает 15-20%. В абсолютных цифрах это 350 долларов на тонне. Столько мы теряем, продавая свою продукцию внутри страны.

Такая ситуация не может сохраняться бесконечно долго. Если ничего не менять, на рынке снова возникнет дефицит. Даже сильные игроки не могут бесконечно дотировать потребителя. Нам приходится конкурировать за сырье с компаниями, продающими практически всю свою продукцию на экспорт и имеющими более высокий доход. Собственно, именно спрос на сырье с их стороны привел к столь резкому росту цен на семена подсолнечника.

Info. Дмитрий Горшунов

Родился в Москве в 1963 году.
1985 год — окончил Московский государственный институт международных отношений.
1985-1986 годы — подразделение ОАО «Амторг» в СССР, экономист.
1986-1987 годы — Министерство внешней торговли СССР, ассистент.
1987-1990 годы — внешнеэкономическое АО «Экспортхлеб», экономист.
1990-1991 годы — Министерство внешних экономических связей СССР, специалист.
1991-1993 годы — Cargill Enterprises Inc. (Москва), начальник отдела.
1993-2006 годы — Nidera Handelscompagnie B.V., директор подразделений в странах СНГ.
2006-2007 годы — директор направления агробизнеса «Бунге СНГ» и «Бунге Украина».
С мая 2007 года — управляющий директор «Бунге Украина», директор направления агробизнеса «Бунге Восточная Европа», гендиректор ДП с ИИ «Сантрейд».

Bunge Ltd.

Международная интегрированная компания, работающая на рынке сельхозпродукции и продуктов питания.
Основана в 1818 году в Амстердаме, сейчас головной офис компании находится в штате Нью-Йорк (США).
Акции компании с 2001 года котируются на Нью-Йоркской фондовой бирже.
Рыночная капитализация компании — $13 млрд.

«Бунге Украина»
Украинское подразделение Bunge Ltd.
Bunge вышла на украинский рынок в 2002 году, приобретя компанию Cereol.
Сегодня компания через афиллированные предприятия вырабатывает и продает подсолнечное масло под торговой маркой «Олейна».
Кроме ДП «Сантрейд» и ЗАО «Днепропетровский маслоэкстракционный завод», на котором производится экстракция, рафинирование и разлив масла, компания управляет четырьмя элеваторами в Одесской, Днепропетровской, Кировоградской областях и в Крыму.
«Бунге Украина» также является ведущим экспортером зерна в Украине.

$170 млн. составил общий объем инвестиций Bunge в Украину с 2002 года

В мае 2007 года корпорация Bunge интегрировала свои подразделения в Украину и Россию и образовала восточноевропейское подразделение с единым менеджментом. Занимавший должность директора направления агробизнеса «Bunge Украина» Дмитрий Горшунов назначен руководить агробизнесом компании Bunge в Украине и России и управляющим директором «Bunge Украина». Ранее занимавший должность управляющего директора «Bunge Украина» Декстер Фрай стал вице-президентом Bunge по Восточной Европе.
В 2006 году у компании появился и российский завод по производству подсолнечного масла (Воронежская обл.) стоимостью $90 млн.

$350 млн. равен годовой оборот «Бунге Украина»

Газета "ДЕЛО"

Также в разделе:

Зерно из Воронежской области экспортируют в страны ЕС и Прибалтику...

Воронежская область: В обращение пошло неизвестное зерно...

Воронежская область: Зерно в реализацию - без проверки на безопасность...

В Воронежской области собрано более 3,5 млн тонн зерна...

Второй миллион тонн зерна собран в Воронежской области...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы: