Проблемы российского агропрома

02 сентября 2010, 11:57
Россия в огне, гибнет урожай. Но природные катаклизмы лишь послужили дымовой завесой, прикрывшей истинные причины катастрофы российского агропрома.

На заседании президиума Госсовета 13 июля президент Дмитрий Медведев предложил разобраться, как сохранить хотя бы часть урожая, который «был запланирован». Министр сельского хозяйства Елена Скрынник, в свою очередь, сохранила воистину олимпийское спокойствие: «Никаких угроз с обеспечением зерновыми я не вижу». А спустя три недели премьер-министр Владимир Путин объявил о запрете экспорта зерна, признав: ситуация критическая. Буквально на следующий день продуктовые прилавки украсили новые ценники. При этом у самих селян продукцию скупают буквально за гроши.

Когда президенту стыдно

Уинстону Черчиллю приписывают слова: «Страна, не способная себя прокормить и зависимая от импорта продовольствия, не может считаться серьезным военным противником». В Кремле до этой мудрости додумались лишь к началу 2010 года и приняли «Доктрину продовольственной безопасности Российской Федерации». Согласной этому документу, отечественный производитель должен обеспечить не менее 95 процентов зерна и картофеля, 80 процентов сахара, растительного масла и рыбной продукции, 85 процентов мяса, мясопродуктов и пищевой соли, 90 процентов молока и молокопродуктов.

Как с этим ныне?
«Пороговое значение, при котором не наступает импортозависимость, – говорится в одном из документов Счетной палаты, – составляет 25 процентов. Таким образом, по мясу и мясопродуктам Россия может считаться устойчиво зависимой с 1995 года». Доля импорта по сливочному маслу и сыру – 37-40 процентов...

В 2007 году президент Путин посетовал: ему, мол, стыдно произносить цифру импорта, зато ее произнес мэр Москвы Юрий Лужков: в столице три четверти всего продовольствия – импорт. Год спустя Путин подтвердил: 70 процентов продовольствия в крупнейших городах России привезено из-за рубежа. Тогда же министр сельского хозяйства Алексей Гордеев поведал: Россия импортирует 27 процентов потребляемой свинины, но больше всего мы закупаем за кордоном мяса птицы – 45 процентов. Так что без «ножек Буша» никак не обойтись, утверждал министр, нечем нам заменить эти продукты. С говядиной, как оказалось, дела и того хуже: отечественный производитель способен обеспечить не больше полкило на душу населения в год! Уходя с министерского поста, Гордеев и вовсе разоткровенничался: если в 1990 году потребление мяса и мясопродуктов на душу населения составляло 75 кг, то ныне россиянин потребляет в год не больше 55 кг мяса. Хотя эксперты видят в этом преувеличение: реально – около 43 кг.

Статистика, приводимая в документах Счетной палаты, выглядит еще «убедительней»: получается, что не менее 10 процентов россиян попросту голодает, еще 30 процентов – недоедает, а «острый белковый дефицит и недостаток животных белков» испытывает 70 процентов наших соотечественников, потому как не может себе позволить полноценное питание.

Судя по отчетам Счетной палаты, производство мяса скота и птицы в убойном весе продолжает снижаться. Почему?

Попробуем разобраться, предприняв небольшой экскурс в «старые добрые времена».

В самом начале 2000-х годов Счетная палата тоже силилась понять, что же такое случилось с селом. Если верить Минфину, накачивались кредиты и дотации. И все не в коня корм.

Однако ларчик открывался просто: бюджетные агроденежки через коммерческие банки уплыли в коммерческие же структуры, так до села и не дойдя. Дотации осели в трейдерских компаниях, которые сами ничего не производят, лишь покупают и перепродают. Причем под гарантии Минфина. В документах Счетной палаты гиганты той скупки-перекупки были поименованы: «Русский сахар», «Менатеп-Импекс Шугар Трейдинг Компани», «Росльнопеньковолокно», «Приморский сахар», «Росхлебпродукт», Группа «Разгуляй» и пр.

Большинство этих компаний, как утверждают аудиторы Счетной палаты, «своевременно не рассчитались с банками-кредиторами». Но и банки не пострадали, предъявив претензии к гаранту, Минфину. Тот тоже выкрутился: вернул банкам якобы потерянные ими деньги, взяв их из бюджетных статей финансирования агропрома. Причем изъятие производилось, помимо прочего, за счет федеральной целевой программы «Развитие индустрии детского питания в Российской Федерации». С тех пор с детским питанием у нас известно как... По сути это была грандиозная афера по распилу колоссальных бюджетных средств, каковые проходят в уголовном кодексе по разряду «в особо крупных размерах». Однако аудиторы Счетной палаты ограничились деликатным замечанием, что селяне денег не получили, хотя к этим долгам никакого отношения не имели. Неутешителен был вывод счетоводов: именно эта афера «крайне отрицательно отразилась на экономике сельского хозяйства», по сути приведя к разрушению всего агропромышленного комплекса.

И как водится, многие герои-разрушители впоследствии отправились не на нары, а в высокие кабинеты... Минсельхоза. К примеру, Владимир Логинов, возглавлявший компанию «Русский сахар», которая получила под гарантии Минсельхоза в Минфине кредит в 100 миллионов долларов для обеспечения сахаром армейских частей. Никому неведомо, сколько армия съела того сахара, но кредит государству возвращен не был. Что не помешало самому Логинову стать заместителем министра сельского хозяйства.

Заместителем министра Логинов был при Алексее Гордееве. Последний рулил сельскими делами свыше 10 лет: сначала как начальник министерского департамента, потом как первый замминистра, а с августа 1999-го по февраль 2009 года – как министр. И результаты его хозяйствования говорят сами за себя.

Счетная палата отмечала: по Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2006 года, поголовье крупного рогатого скота насчитывало 21,4 миллиона голов (в трудном 1991 году было 57 миллионов). Ныне Росстат фиксирует наличие 21,6 миллиона «крупнорогатых» голов. Свиней к той переписи осталось 11 миллионов – из 38,3 миллиона «образца» 1991 года. В том же 1991 году у нас «жило»

58,2 миллиона коз и овец, сегодня их 17,3 миллиона. Интересно, что в другом документе Счетной палаты фигурируют цифра в 4,6 миллиона. А уважаемый Росстат насчитал их 24,6 миллиона, иначе говоря, 20-миллионный прирост всего за четыре года?! Впрочем, данные Росстата почему-то всегда в лучшую сторону отличаются от сведений аудиторов Счетной палаты. Ну как тут не вспомнить известный афоризм насчет трех видов лжи: ложь, наглая ложь и статистика.

Впрочем, каким бы ни было в действительности соотношение чисел, очевидно: коров, овец, свиней и прочей домашней живности в стране стало много меньше. И именно в тот период, когда этим беспокойным хозяйством рулил товарищ Гордеев. Причем, как посчитала та же Счетная палата, основными получателями федеральных и региональных дотаций были и остаются «крупные и средние сельскохозяйственные организации».

И вот тут, в залежах статистики, меня ждало открытие: в производстве животноводческих продуктов доля хозяйств населения (как официально именуются подсобные хозяйства) «в последние годы устойчиво превышает 50 процентов». И в других документах Счетной палаты – то же самое: «малые формы хозяйствования», а не агрохолдинги, производят основную часть сельхозпродукции. Мелкий производитель стабильно выдает почти две трети мяса скота и птицы, практичеси весь картофель и овощи, две трети молока и свыше половины всей отечественной шерсти. Да и землю, оказывается, более эффективно использует, чем агрохолдинги – производит, в расчете на гектар, в 10 раз больше продукции!

Однако распределение дотаций, как следует из материалов Счетной палаты, по-прежнему «осуществляется в пользу крупнейших хозяйств». Проще говоря, кормят нас с вами одни, а денежки достаются другим.

Как выразился аудитор Счетной палаты Назаров, «реальная политика нацелена на поддержку крупного бизнеса и ограничение малого». Ограничение – мягко сказано, скорее речь идет об уничтожении, причем в этой войне государство целиком на стороне агроолигархов.

Когда Счетная палата подводила промежуточные итоги реализации нацпроекта «Развитие агропромышленного комплекса», выяснилось: лишь в 2006-2007 годах в него из госбюджета вбухали 50,6 миллиарда рублей, и еще около 200 миллиардов кредитных средств привлекли в виде инвестиций. И что? А все то же: поголовье крупного рогатого скота продолжило уменьшаться, молочная программа провалена. Лишь в разделе «овцы и козы» планы частично удалось выполнить за счет тех самых «малых форм хозяйствования», которых и на пушечный выстрел к кредитам и субсидиям не подпустили.

Нетрудно предположить, что крупному агробизнесу госчиновники радеют не просто так. Помню, при утверждении бывшего министра Гордеева губернатором Воронежской области один из деятелей тамошней думы выдал примечательную фразу: Алексей Васильевич «финансово состоятельный и самостоятельный человек». Как г-н Гордеев, всю жизнь корпевший на госслужбе, мог стать «финансово состоятельным» – при официальной-то зарплате, – остается только догадываться.

Кстати, в бытность министром ему то и дело приходилось одергивать «злые языки», величавшие его одним из крупнейших агроолигархов. Конечно, человек он законопослушный, и официально собственного бизнеса не имел. Да и зачем, если его можно оформить на жену и детей? Татьяна Гордеева, супруга экс-министра, ныне воронежского губернатора, числится совладелицей некоего ООО «Агробизнес». Другая владелица Инна Данкверт – жена Сергея Данкверта, руководителя Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору (Россельхознадзор). Сын Алексея Гордеева, Никита, также агропрому не чужд – в 22 года возглавил совет директоров рязанского агрохолдинга «Ока агро», в 23 года стал коммерческим директором «Альта Дженетикс Раша». Эта фирма значится в минсельхозовском привилегированном перечне тех 39 юридических лиц, коим дозволено осуществлять «деятельность в области племенного животноводства».

В свое время достоянием общественности стали некоторые факты биографии Сергея Данкверта, в 2000-2004 гг. – первого заместителя министра сельского хозяйства, ныне главы Россельхознадзора. Личный бизнес этого чиновника живописал Forbes. В частности, поведал о тесной связи бизнеса семейства Данквертов с бизнесом семейства Гордеевых. А на сайте колбасной компании «МИКСМА» можно найти занимательный рассказ о том, как Сергей Данкверт, поставляя животноводам вакцину, якобы «половинил» стандартную дозу спермы племенных быков, фактически продавая ее дважды. А потом, повзрослев и заимев через отца (гендиректор ОАО «Агроплемсоюз» Алексей Данкверт) и банно-охотничьи услуги необходимые связи, якобы стал отнимать у законных хозяев привлекательные племенные хозяйства. Не секрет, что Минсельхоз вместе с Россельхознадзором выделяли ОАО «Агроплемсоюз» немалые дотации из бюджета. «Агроплемсоюз», в котором числилось 55 племенных хозяйств в 20 регионах, считается монополистом в этой сфере. Среди акционеров «Агроплемсоюза» – не иначе случайное совпадение – мелькает то самое ООО «Агробизнес», чьими владелицами числились Татьяна Гордееева и Инна Данкверт. Особенно семейство Данквертов уважают на Ставрополье, где их называют одним из крупнейших агропромышленных собственников. Принадлежит им и солидная племенная фирма в Венгрии.

Кавалер бриллиантовой икры
Когда в апреле 2004 года тогдашний глава аграрного комитета Совета Федерации Иван Стариков неожиданно сложил с себя полномочия, причины своего ухода он объяснил: «Я с большим удивлением наблюдал, что министром сельского хозяйства был снова назначен Гордеев. С моей точки зрения, это человек абсолютно непонимающий и, самое главное, неспособный понять самой сути сельскохозяйственного производства». Село, по словам Старикова, «погружается в темную, беспросветную бедность... А вся политика министерства направлена на поддержку аграрных олигархов, и его абсолютно не интересует, что происходит в деревне... Я уж не говорю про систему тотального воровства, которое пышным цветом расцвело в министерстве».

Воровство – не воровство, но аудиторы Счетной палаты с изумлением отметили, что при Гордееве Минсельхоз ни с того ни с сего стал выделять огромные дотации тем регионам, где сельское хозяйство существует лишь символически. Например, сумма дотаций, выданных на развитие животноводства в Якутии превысила «выручку отдельных регионов Сибири». Тот же фокус был применен и в отношении ряда республик Северного Кавказа: они получили 27 процентов всех дотаций на животноводство, дав при этом лишь пять процентов общего поголовья. И так все время: колоссальные дотации на развитие животноводства почему-то оседали то в зоне вечной мерзлоты, то в районах активных боевых действий. По подсчетам Счетной палаты, сумма убытков составила около трех миллиардов рублей.

Зато эти регионы не скупились на награды тогдашнему министру. У него их просто уникальная коллекция. Вот лишь некоторые: «Орден Республики Тыва», орден Республики Алтай «Тан Чолмон» («Утренняя Звезда»), ордена «За заслуги перед Калининградской областью», «Слава» (Мордовия), «За заслуги перед Марий Эл» II степени, «За заслуги перед Алтайским краем» – тоже II степени.

Гордеев стал Героем Калмыкии – с вручением ордена «Белый лотос». Почему награда нашла героя? Может быть, это как-то связано с информацией, которая попалась мне в №5 «Бюллетеня Счетной палаты» за 2007 год? Там говорится, что бюджетные ассигнования по графе «Ускоренное развитие животноводства» превысили фактическую потребность региона в 2,5 раза. И тогда же Минсельхоз неожиданно урезал ассигнования по той же графе для некоторых других регионов. К примеру – в 2,3 раза для Ростовской области, притом что потребность в них там была выше...

Калининградские чиновники не особо скрывали, что местный орденок выдан за то, что «Алексей Гордеев постоянно проявляет внимание к региону и его отраслевой специфике». Чеченцы тоже поведали, как тов. Гордеев обсудил с ними «вопрос выделения... транша на проведение весенне-полевых работ». После чего поздравили Алексея Васильевича с днем рождения и вручили медаль «За заслуги перед Чеченской Республикой». Кто бы сомневался, что в Чечне активно сеют и жнут – в паузах между перестрелками.

И ведь многие из этих наград имеют вполне определенный «вес»: региональные бароны в своем «орденоделии» не обходятся без бриллиантов, золота и прочих драгоценных металлов с каменьями. Самые драгоценные изделия ваяют именно в местечках дотационных, а то и просто нищих. Та же Калмыкия дотируется из госбюджета, по одним оценкам, на 50, а по другим, более вероятным, на 95 процентов. Что не помешало калмыцким чиновникам изготовить для товарища Гордеева орден из платины с 13 бриллиантами и восемью рубинами. Якутия (не менее 35 процентов тамошнего бюджета – транши из Москвы) наградила своего благодетеля орденом «Полярная Звезда» – это 165 граммов золота 750 пробы и 0,45-граммовый (2,25 карата) бриллиант диаметром 3 мм – он один тянет под 140 тысяч долларов, не считая золота тысяч на десять – золотое ведерко с бриллиантовой «икоркой»! Все эти врученные Гордееву золото-платиновые бляхи с драгоценными камнями государственными наградами не являются. Но чем не взятка в особо крупных размерах? Может, после траншей от Гордеева в Туве растет, в Якутии мычит, а в горах Алтая телится что-то съедобное? Но когда Гордеев покинул хозяйство, мясо-молочной живности в России стало меньше, чем после войны или коллективизации...

Мадам «лизинг» на ниве
О профессиональной квалификации (точнее, отсутствии таковой) команды нынешнего министра сельского хозяйства Елены Скрынник «Совершенно секретно» уже писала (№2 за 2010 год). Напомним, по образованию она медик, защитила кандидатскую «Косметические и функциональные последствия, реакции и осложнения лучевого компонента лечения рака молочной железы» и докторскую «Изменения качества жизни в процессе и после комбинированного и комплексного лечения рака молочной железы». Причем обе работы были закончены, когда она уже с головой погрузилась в коммерцию. Медицинские изыскания не помешали г-же Скрынник лихо ворваться в агробизнес и даже возглавить «Росагролизинг» – одну из ключевых структур распределения финансовых потоков российского агропрома.

У Генеральной прокуратуры и Счетной палаты к «Росагролизингу» мадам Скрынник претензий было немало. Как сообщала Генпрокуратура, «поставленные перед предприятием задачи по поддержке сельхозтоваропроизводителей в полной мере не выполняются, бюджетные средства расходуются неэффективно, экономические интересы государства нарушаются» и, самое главное, «создана целая сеть посреднических структур, которые перекачивают деньги в офшоры».

Впрочем, вопросы у Генпрокуратуры успели появиться и к нынешнему ведомству госпожи Скрынник. В начале 2010 года там выявлен целый ряд нарушений законодательства о противодействии коррупции. В Минсельхозе нарушались законы «О противодействии коррупции», «О государственной гражданской службе» и «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». Но нарушение закона о противодействии коррупции – это и есть коррупция! Как, собственно, и закона о размещении заказов. Да что там, прокуратура выявила наличие «коррупциогенных факторов» в целом ряде приказов Минсельхоза. Эти самые «коррупциогенные факторы» обнаружены и в документах Россельхознадзора. Получается, что Минсельхоз и подведомственные ему структуры издают нормативные акты, облегчающие возможность «распила» бюджетных средств – как это еще можно трактовать?

Генпрокуратура также установила, что в министерстве нарушается конкурсный порядок назначения на должности государственной гражданской службы.

Видимо, подразумевается то, как лихо была пристроена на новую работу бизнес-команда из «Росагролизинга». Ведь ни сама министр, ни трое из пяти ее замов профильного образования не имеют, как и 11 из 16 директоров департаментов. Одним департаментом руководит отставной генерал-майор милиции, другим – выпускник Тамбовского высшего военного авиационного инженерного училища. А во главе департамента мелиорации – выпускник Высшей школы КГБ СССР, 21 год проработавший в госбезопасности, налоговой полиции и службе наркоконтроля. Но особенно впечатляет послужной список главы департамента государственной службы и кадровой политики Ольги Дулеповой-Менейлюк: она психолог, социальный педагог, специалист по психотерапии, клинической психологии и опросам с использованием полиграфа.

В определении Генпрокуратуры говорится, что ряд чиновников Минсельхоза «не предоставили в установленном порядке сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера».

Ну а те, кто предоставили, богаты прежде всего на родню. Так, Леонид Новицкий, родной брат Елены Скрынник, послуживший под ее началом заместителем гендиректора и вице-президентом «Росагролизинга», числится учредителем фирм, контролирующих огромные сельхозактивы. Например, компании «Биотэк». Он же – бенефициар компании «Воронежская земля», одной из тех, что торговали зерном, которым расплачивались с «Росагролизингом» селяне, не имевшие живых денег. Эта компания упоминается в материалах Счетной палаты по результатам проверки «Росагролизинга»: в 2003-2004 году «Воронежской земле» и ООО «Торговый дом «Зерно» для реализации было поставлено зерно на 72 миллиона 398 тысяч рублей. Но эти фирмы выручили за него якобы лишь 60 миллионов 380 тысяч рублей – т. е., государство потеряло свыше 12 миллионов рублей. Надо полагать, «Воронежская земля» и «Торговый дом «Зерно» в убытке не остались. «Торговый дом «Зерно», кстати, для Скрынник тоже не чужой: эта фирма, основной акционер ЗАО «Агроевросоюз», принадлежала ООО «Русская медицинская компания», каковую в 1998 году Скрынник и учредила. У упомянутого ООО имелась «дочка», ЗАО «Инвестрегионлизинг», владевшая ООО «Мостагроснаб» (поставки сельхозтехники и запчастей) и долей в ООО «Орловский комбайновый завод». А еще у этой «дочки» есть ООО «Земля», где гендиректор мама Елены Борисовны – Тамара Дмитриевна Новицкая. «Агроевросоюз» имеет доли в ООО «Агротранс», ЗАО «Агробулнет» и ОАО «Сарэкс» («Саранский экскаваторный завод»).

По поводу взаимоотношений «Росагролизинга» и ОАО «Сарэкс» у Генпрокуратуры тоже нашлись претензии. К примеру, «Росагролизинг» перечислял «Сарэксу» сотни миллионов рублей. И тот задолжал «Росагролизингу» почти миллиард. Гепрокуратура установила: из «Росагролизинга» деньги шли на банковские депозиты и коммерческой конторе, занимавшейся выводом денег в офшор. Выходит, руководитель госкомпании кредитовала государственными деньгами, по сути, почти собственную фирму, которая эти денежки прокручивала в банках и выводила в офшоры. Еще, как установили журналисты, «Росагролизинг» помог «Сарэксу» в 2008 году стать крупнейшим российским производителем тракторов. И тут тоже выходит, что «мадам Лизинг» сама себе помогла. Когда Скрынник решено было назначить министром, ей, как она сама и поведала журналистам, пришлось срочно переводить на мужа, Дмитрия Белоносова, фирмы «Русмединвест-М» и «Русскую медицинскую компанию»...

Вопросы Генпрокуратуры так и остались без ответов. Пока.

«Агропауки»…
Общая схема тем временем остается без изменений: банкуют на селе крупные агрохолдинги и трейдеры-перекупщики. А государство благоволит им через Минфин, Минсельхоз, Россельхознадзор и «Россельхозбанк». Из года в год цена на закупаемое у мелкого производителя зерно и мясо сбивается не просто до минимума – ниже себестоимости. Потом все это идет на экспорт или попадает на наши прилавки – причем платим мы по «тарифу», в шесть-семь выше закупочного: 600-процентная норма прибыли! Рынок? Не смешите: никакой свободной конкуренции, один лишь монопольный сговор. Но Федеральная антимонопольная служба его игнорирует.

К примеру, в плодороднейшей Воронежской области уже к началу 2000-х годов до 90 процентов предприятий переработки сельхозпродукции находились в руках трансрегиональных корпораций. Их реальными хозяевами были министры – бывшие, нынешние и будущие, их замы и руководители департаментов, отделов, а также их родственники, близкие и дальние.

С неменьшим энтузиазмом в этот бизнес ринулись и губернаторы, лично поучаствовав в создании мощных зерновых трейдинговых компаний и агрохолдингов. Это дало им возможность не только монополизировать агропродовольственную сферу в своих регионах, но и выколачивать из бюджета немалые средства на поддержку личного агропрома. О губернаторе Краснодарского края Александре Ткачеве упорно ходят слухи, что он является самым крупным землевладельцем в Европе, о чем «Совершенно секретно» писала (№1 за 2006 год). По данным американской United States Energy Association выходит, что в собственности Ткачева земли на два миллиарда долларов. Один лишь ЗАО «Агрокомплекс», принадлежащий семье Ткачевых, «владеет» 186 тысячами гектаров земли края. До 2000 года председателем совета директоров этой компании был сам Александр Ткачев, ныне ею руководят старший брат и отец губернатора. И мало кто на Кубани сомневается, что Александр помогает отцу в сбыте продукции и облегченном получении государственных льгот и кредитов.

Наживать свои латифундии клан Ткачева (на Кубани его называют «паучьим» – от «паук-ткач») начал в 1999 году, когда при содействии администрации Выселковского района и местного РОВД приступил к скупке земельных паев акционеров ЗАО «Агрокомплекс». За короткий срок все пахотные земли «Агрокомплекса» перешли в собственность – его личную и семьи. К 2007 году губернаторский клан скупил практически все земельные паи и пахотные земли в Темрюкском, Кущевском и Ленинградском районах, затем занялся переделом собственности в прибрежных районах края.

Еще один известный агроолигарх – омский губернатор Леонид Полежаев. Его младший сын, Алексей Полежаев, значится среди боссов Millhouse Capital UK Ltd. – это «дочка» кипрского офшора. И один из активов Millhouse Capital – «Омский бекон», крупнейшее предприятие региона, холдинг, куда входят свиноводческий комплекс, завод комбикормов, мясокомбинат «Омский» и птицефабрика «Сибирская».

Но и другие губернаторы любят землю. Одним из крупнейших землевладельцев страны считают губернатора Ленинградской области Валерия Сердюкова. Принадлежащий его сыновьям Вадиму и Денису холдинг «Интерсолар» (контролирует свыше четверти всех лесозаготовок и оптовой торговли лесоматериалами в регионе) заполучил в аренду на 49 лет участки лесного фонда общей площадью 155 тысяч 838 гектаров и около 30 тысяч гектаров – в качестве охотничьих угодий. В 2008 году «Интерсолар» разделился на четыре компании, но во главе каждой из них остался Вадим Сердюков, сын губернатора. Другой сын, Денис, возглавил ООО «Велес-Волхов». Последнее распоряжениями областного правительства получило в аренду на 49 лет почти 40 тысяч гектаров. Лес, конечно, не пашня, но суть та же: именно губернаторы и их семейные кланы активно пытаются наложить лапу на землю.

…и бог из элеватора
Но главный враг селянина – элеваторы, куда он вынужден сдавать зерно. Этот бизнес в руках все той же могучей кучки зерновых заправил в лице губернаторов и прочих государевых людей. Владея элеваторами, они препятствуют строительству новых: за последние 20 лет в России их не построено ни одного крупного. В стране осталось всего 39 станций хранения зерна, подавляющая часть которых обветшала до безобразия.

Элеваторы России – инструмент диктатуры зерновых трейдеров. Орудие продразверстки, которым у селян выгребают зерно за копейки. А потому объявленный премьером запрет на экспорт зерна, вызвавший уже панику в некоторых странах (Египет, к примеру, сильно зависит от импорта российского зерна) лишь разорит крестьян, обогатив все тех же трейдеров: зерно будет скуплено ими за бесценок или сгниет.

Зато взлет цен на мировых рынках зерна российское руководство уже обеспечило, и это, в свою очередь, обогатит акул импорта – ведь цены на импортируемые из-за рубежа мясо и молочные продукты уже ползут вверх. По словам сенатора от Краснодарского края Александра Починка, из-за этого запрета сельхозпроизводители будут вынуждены продать свой товар внутри страны по ценам в 2-3 раза ниже экспортных. Но, может, для того все и затевалось?
Источник: newsland.ru

Также в разделе:

В Воронежской области продолжается уборка поздних зерновых...

В Воронежской области собрано уже более четырёх миллионов тонн зерна...

«Продимекс» запустил семенной завод в Воронежской области...

Национальный союз агростраховщиков прогнозирует ухудшение качества зерна в Черноземье...

Элеваторы Воронежской области будут заполнены по максимуму...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы: